Дипломная работа на тему «Мотивация и виды морфологических трансформаций в немецко-русском художественном переводе»

Данная дипломная работа посвящена комплексному рассмотрению и анализу морфологических переводческих трансформаций в художественном переводе с немецкого на русский язык на материале русскоязычного перевода произведения «Шахматная новелла» Стефана Цвейга. Переводческие трансформации представляют собой наиболее значимый аспект в современной теории перевода.

Содержание

Введение

Глава I. Трансформации как способ достижения эквивалентного перевода

1.1 Понятия эквивалентности и адекватности перевода

1.2 Требования к полному репрезентативному переводу

1.3 Требования к художественному переводу

1.4 Понятие «переводческая трансформация»

1.5 Причины использования переводческих трансформаций

1.6 Мера переводческих трансформаций

1.7 Классификации трансформаций в современной теории перевода

1.8 Категориально-морфологические трансформации в художественном переводе

1.9 Контрастивный анализ основных различий морфологической структуры немецкого и русского языков

Выводы по 1 главе

Глава II. Виды морфологических трансформаций в переводе произведения «Шахматная новелла» Стефана Цвейга

2.1 Переводческий анализ новеллы Стефана Цвейга «Шахматная новелла»

2.1.1 Предварительные сведения об авторе и его произведении

2.1.2 Прагматические проблемы перевода

2.1.3 Конвенциональные проблемы перевода

2.1.4 Языковые проблемы перевода

2.2 Виды морфологических трансформаций в переводе новеллы

2.2.1 Преобразования на уровне частей речи

2.2.2 Словообразовательные преобразования

2.2.3 Перевод модальных глаголов со значением субъективной оценки

2.2.4 Проблема перевода глаголов в форме Plusquamperfekt

2.2.5 Способы перевода man c глаголом

2.2.5 Способы перевода Konjunktiv 1

2.3 Критические замечания

2.4 Выводы по 2 главе

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Данная дипломная работа посвящена комплексному рассмотрению и анализу морфологических переводческих трансформаций в художественном переводе с немецкого на русский язык на материале русскоязычного перевода произведения «Шахматная новелла» Стефана Цвейга. Переводческие трансформации представляют собой наиболее значимый аспект в современной теории перевода. Трансформации являются одним из основных видов операций, используемых в процессе трансъязыкового перефразирования, то есть перевода. Знания классификаций часто встречаемых типов переводческих преобразований, как правило, недостаточно для достижения эквивалентного перевода, ведь в процессе переводе важно умение правильно пользоваться ими. В своей научной работе Л.К. Латышев сравнил переводчика с шахматистом, так как наряду с набором стандартных решений, как в шахматной игре, так и в переводе, требуется творческий подход [Латышев 2005: 279-280]. Без творческой составляющей особенно сложно представить процесс перевода художественных текстов. По сравнению, к примеру, с переводами научных текстов, художественный перевод по праву может претендовать на отдельное направление искусства, в котором главной задачей переводчика является не просто буквальная передача текста, а объяснение особым способом отражения мира в различных языках и культурах.

Переоценить художественный перевод действительно сложно: на сегодняшний день он востребован повсюду — в публицистике, рекламе, музыке, театре, кино и т.д. В связи с возрастающим спросом на художественный перевод и необходимостью его адекватного обеспечения актуальность нашей работы обусловлена важностью теоретического осмысления проблем морфологических переводческих трансформаций и их практической значимостью для переводчиков художественной литературы. В теоретическом и практическом плане этой темой занимались такие исследователи в сфере переводоведения, как Латышев Л.К., Алексеева И.С., Бархударов Л.С., Комиссаров В.Н., Швейцер А.Д., Рецкер Я.И. и многие другие. Научная новизна работы заключается в попытке объяснить мотивацию и причины использования морфологических переводческих трансформаций в русскоязычном переводе «Шахматной новеллы» Цвейга. Объектом данной дипломной работы являются морфологические переводческие трансформации в художественном переводе, а предметом — причины и мера использования конкретных морфологических преобразований в переводе произведении Стефана Цвейга «Шахматная новелла».

Целью работы является исследование в переводе данной новеллы мотивации и видов морфологических переводческих трансформаций. В соответствии с поставленной целью необходимо решить следующие задачи:

1)Рассмотреть три основных понятия в современном переводоведении — эквивалентность, адекватность, репрезентативность;

2)Выявить основные требования к художественному переводу;

3)Дать определение понятию «переводческая трансформация», исследовать причины их использования и их меру, изучить классификации, составленные отечественными и зарубежными переводоведами;

4)Проанализировать сходства и различия немецкого и русского языков на морфологическом уровне и рассмотреть конкретные примеры категориально-морфологических трансформаций в художественном переводе;

5)Выполнить переводческий анализ текста новеллы:

6)Сравнить оригинал и перевод произведения «Шахматная новелла» и проанализировать используемые в новелле морфологические трансформации;

7)На основе найденных морфологических трансформаций составить классификацию наиболее часто используемых видов морфологических трансформаций;

В ходе исследования использовались такие методы, как анализ научных трудов отечественных и зарубежных учёных в области теории перевода, метод анализа и синтеза, сравнительный анализ, структурный метод, сопоставительный метод, метод контекстного анализа, когнитивный метод, описательный метод и метод (пред) переводческого анализа текста и трансформаций. Практический материал данного дипломного исследования составляет текст оригинала и текст официального перевода на русский язык произведения Стефана Цвейга «Шахматная новелла», выполненного переводчицей В. Ефановой.

Теоретическую значимость исследования представляет собой дальнейшая разработка методологии художественного перевода. Практическая значимость данной дипломной работы состоит возможности использования собранного и проанализированного материала исследования на занятиях по практике художественного перевода и на семинарах по теории перевода.

Дипломная работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованной литературы. Во введении раскрываются следующие параметры дипломного исследования: актуальность, новизна, методы, теоретическая и практическая значимости, эмпирическая база.

В главе «Трансформации как способ достижения эквивалентного перевода» рассматриваются понятия эквивалентности, адекватности и репрезентативности перевода, требования к репрезентативному переводу и переводу художественного текста, понятие переводческой трансформации, типологии трансформаций, представлены теоретические сведения о мере и причинах трансформаций, кроме того, изучены основные различия морфологической структуры немецкого и русского языков.

В главе «Морфологические трансформации в переводе «Шахматной новеллы» С. Цвейга» описывается переводческий анализ новеллы: рассматриваются предварительные сведения об авторе и его произведении, выявляются прагматические, конвенциональные и языковые проблемы перевода данного художественного текста; составляется классификация наиболее часто используемых в переводе новеллы морфологических трансформаций, рассматриваются варианты неудачных примеров перевода произведения «Шахматная новелла».

В заключении делаются выводы и намечаются дальнейшие перспективы развития темы.

Глава I. Трансформации как способ достижения эквивалентного перевода

1.1 Понятия эквивалентности и адекватности перевода

Одним из основных и наиболее сложных понятий в теории перевода является межъязыковая эквивалентность. Как правило, именно степень эквивалентности текстов исходного и переводящего языка отображает успех переводчика. Вопрос о достижении эквивалентного перевода двух текстов, оригинала и перевода, возник уже давно. В настоящий момент единого определения понятия эквивалентности в науке так и не сложилось. В общем и целом, эквивалент — это «единица речи, совпадающая по функции с другой, способная выполнять ту же функцию, что другая единица речи» [Ахманова 1966: 522], а «эквивалентность — это общность содержания (смысловая близость) оригинала и перевода» [Комиссаров 1990: 251]. Несмотря на то, что содержание выступает в данном определении в широком смысле слова, функциональный аспект анализируемого явления совсем не учитывается.

С одной стороны, понятие эквивалентности включается в определение перевода, с другой стороны, понятие «эквивалентность» несёт несколько оценочный характер, ведь только эквивалентный перевод будет признан «хорошим», «качественным» переводом. Кроме того, эквивалентность — это некое условие перевода, следовательно, задача переводчика заключается в распознании данного условия, в указании, в чём содержится переводческая эквивалентность, что непременно следует сохранить при переводе текста на другой язык.

READ  Дипломная работа на тему "Разработка системы автономного энергоснабжения и управления энергоресурсами спортивного комплекса"

Для того, чтобы ответить на последний вопрос, нужно обратиться к трём основным подходам к понятию «эквивалент». Ранее существовала лингвистическая теория перевода, в основе которой лежало традиционное представление о том, что ведущую позицию в переводе занимают именно языки. Используя такой подход, переводчик ставит для себя задачу, максимально точно в полном объёме передать текст оригинала языком перевода. Зачастую «эквивалентность» приравнивают к «тождественности», что позволяет утверждать, что перевод должен представлять отражение содержания оригинала. К примеру, советский переводчик и теоретик А.В. Фёдоров заменяет понятие «эквивалентности» словом «полноценность», поясняя, что полноценность содержит «исчерпывающую передачу смыслового содержания подлинника» [Федоров 2002: 21]. Однако на практике выходит, что следует прибегнуть к неким оговоркам на этот счёт, которые явно противоречат первоначальному определению. Так, например, С.Л. Бархударов к основному определению добавляет, что «при переводе неизбежны потери, т.е. имеет место неполная передача значений, выражаемых текстом подлинника». Подытоживая, С.Л. Бархударов утверждает, что «текст перевода никогда не может быть полным и абсолютным эквивалентом текста подлинника» [Бархударов 1973: 12].

В.Н. Комиссаров приводит такой пример — предлагает перевести предложение «The student is reading a book» как «студент читает книгу». Такой перевод, как правило, не потребовал никакой корректировки. Однако очевидно, что тождества здесь никакого нет. Ведь артикли в исходной фразе подобраны так, что указывают на некое ранее известное лицо и на неопределённую книгу. В переводе эта информация отсутствует. Кроме того, русский язык требует от нас указания пола, так как слово «студент» подразумевает лицо мужского рода, напротив, английский язык не даёт возможности распознать, о ком идёт речь, о женщине или мужчине [Комиссаров 1999: 116]. Такой вывод делают представители так называемой теории непереводимости, которая отрицает возможность перевода. Безусловно, особенности грамматики и лексики каждого языка, культурные различия не позволяет создать тождество оригинального текста и текста перевода. Хотя и утверждение о невозможности самого перевода весьма сомнительно.

перевод морфологическая трансформация цвейг

Следующий подход на пути к передаче переводческой эквивалентности заключается в обнаружении инвариантной части в оригинале текста, которую необходимо сохранить для достижения эквивалентности. То есть перевод считается тогда эквивалентным, когда он выполняет ту же функцию или изображает ту же самую реальность, что и в исходном тексте. К сожалению, чаще всего по каким-то причинам часть исходной информации не сохраняется или же она сохранена, но такие переводы в качестве эквивалентных оригиналу не выполняют своих функций. Вследствие чего перед нами зачастую стоит выбор: либо отказаться от права подобных переводов считаться переводами, либо принять тот факт, инвариантность данной части содержимого перевода не является необходимым критерием перевода.

Третий подход — эмпирический. По мнению В.Н. Комиссарова, суть его сопоставлении множества переводов с их оригиналами для обнаружения основания их эквивалентности. После проведения данной работы автор делает вывод о том, что по своей степени смысловой близости переводы разнятся, а их эквивалентность базируется на сохранении различных частей содержания исходного текста. В контексте содержания исходного и переводного текстов В.Н. Комиссаров выделил пять содержательных уровней:

)Уровень цели коммуникации. То есть сохранение части содержания оригинала, указывающей на общую речевую функцию исходного текста в процессе коммуникации. Она и является целью коммуникации. Для отношений между переводами и оригиналами такого типа характерно: несопоставимость лексического состава и синтаксической организации; невозможность связать лексику и структуру оригинала и перевода отношениями семантического перефразирования или синтаксической трансформации; отсутствие реальных или прямых логических связей между сообщениями в оригинале и переводе, которые позволили бы утверждать, что в обоих случаях «сообщается об одном и том же»; наименьшая общность содержания оригинала и перевода по сравнению со всеми иными переводами, признаваемыми эквивалентными.

)Уровень описания ситуации. Этот тип эквивалентности подразумевает не только передачу одинаковой цели коммуникации, но и отражение тождественной внеязыковой ситуации. В процессе перевода, несмотря на несовпадение компонентов языковых средств, обнаруживаются синонимичные наборы высказываний. Человеку свойственно осознание идентичности ситуаций в различных способах их описания. Для отношений между переводами и оригиналами такого типа характерно: несопоставимость лексического состава и синтаксической организации; невозможность связать лексику и структуру оригинала и перевода отношениями семантического перефразирования или синтаксической трансформации; сохранение в переводе цели коммуникации; сохранение в переводе указания на ту же самую ситуацию.

3)Уровень высказывания. При сопоставлении оригиналов и переводов данного типа можно обнаружить следующие признаки: отсутствие параллелизма лексического состава и синтаксической структуры; невозможность связать структуры оригинала и перевода отношениями синтаксической трансформации; сохранение в переводе цели коммуникации и идентификации той же ситуации, что и в оригинале; сохранение в переводе общих понятий, с помощью которых осуществляется описание ситуации в оригинале.

)Уровень сообщения. В данном типе в переводе отображается немалая часть значений синтаксической организации оригинала. Структурная составляющая оригинала несёт в себе определённую информацию, содержащуюся в составе переводимого текста. Предельно возможное сохранение синтаксической структуры оригинала облегчает наиболее полное воспроизведение содержания оригинала. К тому же, синтаксический параллелизм перевода и оригинала даёт возможность соотнести отдельные элементы этих текстов. Использование при переводе сходных синтаксических структур обеспечивает неизменность синтаксических значений исходного текста и переводного. Отношения между переводами и оригиналами четвёртого типа эквивалентности обладают следующими характеристиками: значительным, хотя и неполным параллелизмом лексического состава — для большинства слов оригинала можно отыскать соответствующие слова в переводесблизкимсодержанием; использованием в переводе синтаксических структур, аналогичных структурам оригинала или связанных с ними отношениями синтаксического варьирования, что обеспечивает максимально возможную передачу в переводе значения синтаксических структур оригинала; сохранением в переводе цели коммуникации, указания на ситуацию и способа ее описания.

)Уровень языковых знаков. Последнему типу эквивалентности присуща крайняя степень близости содержания двух текстов, которая только может быть между текстами на разных языках. В отношениях между переводами и оригиналами данного типа эквивалентности обнаруживаются следующие особенности: высокая степень параллелизма в структурной организации текста; максимальная соотнесённость лексического состава: в переводе можно указать соответствия всем знаменательным словам оригинала; сохранение в переводе всех основных частей содержания оригинала [Комиссаров 1990: 57].

Попытаемся ответить на вопрос, что же такое адекватность. Долгое время термины «адекватность» и «эквивалентность» воспринимались как совершенно тождественные понятия. Впервые эти понятия стали различать в «скопос-теории» немецких переводоведов К. Райс. и Г. Фермеера. Данную переводческую концепцию поддержали и другие западно-европейские учёные (Й. Хольц-Мянттяри, М. Снелл — Хорнби, П. Кусмаул, Г. Кёниг и другие). В «скопос-теории» главным признаком эквивалентности являлось соответствие перевод цели («скопос»). Соответствие перевода оригиналу в прочих аспектах носило второстепенный характер. Исходя из данного умозаключения, «адекватность» перевода рассматривалась как отношение между исходным текстом и переводом, образовавшееся из цели перевода. Однако «скопос — теория» не раз подвергалась резкой критике со стороны специалистов в сфере теории перевода (Л.К. Латышева, Л. С Бархударова, В. Коллера, В.Н. Комиссарова).

READ  Дипломная работа на тему "Приоритетные направления повышения эффективности использования производственного потенциала Кирилловского ДРСУ на основе ресурсосбережения"

В.Н. Комиссаров полагал, что «адекватность перевода» — это, в первую очередь, «соответствие перевода требованиям и условиям конкретного акта межъязыковой коммуникации». При более подробном сравнении понятий эквивалентности и адекватности Комиссаров своё внимание сосредотачивает на типе текста, выступающем решающим фактором в выборе переводческой стратегии [Комиссаров 1990: 287].

Значительный вклад в уточнение определения понятия адекватности внёс Л.К. Латышев. Сравнивая два понятия, он пришёл к выводу, что эквивалентность — это результат переводческой деятельности, а адекватность — это путь к образцовому переводу и метод нахождения оптимального переводческого решения. Таким образом, адекватность — это некий процесс преобразования, результатом которого и является эквивалентный перевод. Размышляя, автор избегает использования термина «эквивалентность» и заменяет его на «адекватность». В то время, как слово «адекватный» он использует довольно часто в контекстах: «адекватная реакция», «адекватная мера трансформации», «адекватно воспринимать и интерпретировать текст». С точки зрения автора, слово «адекватность» в общенаучном смысле не считается термином, а его нетерминологическое употребление рассматривается, прежде всего, в значении «вполне соответствующий», «равный». Стоит сказать, что у Л.

К. Латышева проглядывается некая алогичность в терминологии. Так, в процессе определения критериев, способствующих переводческой деятельности, автор определяет перевод то как адекватный, выделяя таким образом процесс перевода, то как полноценный. Притом не совсем понятно, что здесь подразумевается под словом полноценность. В узком контексте её можно трактовать как «адекватность», но в исторически сложившемся понятии (как уже ранее было сказано) термин «полноценный перевод» может рассматриваться и как результат перевода, а, значит, как эквивалентность. Такие неточности говорят лишь о недостаточном анализе терминологии лингвистики перевода.

В своей научной работе Л.К. Латышев указывает на то, что методы адекватного перевода «описаны лишь в виде самых общих принципов и уточняющих их более частных положений», следовательно, именно переводчиком должен производиться выбор средств в каждом конкретном случае [Латышев 2005: 25].

На сегодняшний день переводоведы не построили точного алгоритма поиска оптимальных переводческих решений, поэтому, по мнению Л.К. Латышева, в процессе поиска таковых переводчик сможет облегчить свои «муки переводческие» следуя при переводе двум следующим правилам «адекватного перевода»: равноценности регулятивного воздействия ИТ и ПТ и их семантико-структурному сходству.

1.2 Требования к полному репрезентативному переводу

Целью коммуникации считается достижение определённого эффекта. Поэтому любое внешнее вмешательство в процесс передачи сигналов, как правило, приводит к сокращению объёма передаваемой информации. Это доказывает склонность тенденции коммуникативной задачи к увеличению энтропии. Собственно, с энтропией переводчику как посреднику при передаче информации и приходится бороться. Сложность заключается в том, чтобы передать реципиенту не всю первоначальную информацию, а только ту необходимую часть, которой будет достаточно для получения некой реакции. Особенно такой подход актуален в случае, если максимально полная передача оригинала не представляется возможной.

Перевод образуется методом репрезентации оригинала средствами иного языка. Репрезентативность не требует от перевода текстуальной полноты, особенно если в силу определённых коммуникативных задач она совсем не требуется. В своей научной работе «Теория перевода» С.В. Тюленев утверждает, что такое требование, как репрезентативность текста перевода — признак «удачного», качественно выполненного перевода [Тюленев 2004: 146, 150].

Перевод должен точно отображать фактическую сторону оригинала, то есть верно передавать структуру его содержания.

В переводе должна быть правильно отражена цель создания оригинала.

В переводе должны быть воспроизведены все стилистические особенности исходного текста, то есть указана принадлежность к определённому функциональному стилю.

В переводе должно быть донесено авторское отношение к излагаемому предмету. Этот пункт подчёркивает вмешательство самого переводчика во внутритекстовую оценку в структуру содержания текста.

С.В. Тюленев составил следующую классификацию уровней и видов репрезентативности: репрезентативность на макроуровне (на уровне текста в целом) и на микроуровне (на грамматическом, синтаксическом, лексическом, фонетическом, синтаксическом уровне и уровне слово образовательных моделей).

Исследователь делает вывод о том, что нацеленность на репрезентативность даёт возможность сосредоточиться на процессе с точки зрения сохранения в переводе наиболее значимых признаков оригинала и оценить те ошибки, которые возникают на пути к достижению предварительно поставленной автором оригинала цели [Тюленев 2004: 146-147].

1.3 Требования к художественному переводу

Художественный перевод — это вид перевода, который выражает мысли автора подлинника в форме грамотной литературной речи. Многие исследователи полагают, что лучшие художественные переводы создаются скорее посредством творческих изысканий художественных отношений, нежели посредством одних лишь лексических и синтаксических соответствий. Основным принципом теории художественного перевода является необходимость «рассматривать каждое предложение как часть целого, передавать не только то, что в нем говорится, но и работать над созданием художественного образа, общего настроения, характеристики атмосферы, персонажей и т.п. Здесь важен и выбор отдельного слова, и синтаксической структуры, и других элементов» [Комиссаров 1999: 60]. Данный тип демонстрирует возрастание критериев репрезентативности в художественном переводе, среди которых ведущую роли играет сохранение большого количества троп и фигур речи. Перевод должен отображать эпоху оригинала, передавать основные особенности того или иного авторского направления, репрезентировать индивидуальный стиль автора оригинала [Тюленев 2004: 257].

Особую проблему при переводе художественного текста представляет соотношение эквивалентности и адекватности. Если при переводе текстов других типов эквивалентность отдельных единиц может определять адекватность перевода в целом, то в художественном тексте, как это ни парадоксально, «излишняя» эквивалентность может повлечь за собой полное отсутствие адекватности. Об этом в своей книге «Перевод — искусство», цитируя В.В. Капниста, говорит Н.М. Любимов: «… чрезмерная в переводах верность бывает самою большою неверностью» [Любимов 1982: 5-6]. Это же явление в статье, посвященной критическому разбору трагедии «Фауст» в переводе М. Вронченко, отмечает и И.С. Тургенев: «перевод Вронченко верен, но мы уже сказали — какою верностью. Мы не чувствуем единой, глубокой, общей связи между автором и переводчиком, но находим много связок, как бы ниток, которыми каждое слово русского «Фауста» пришито к соответствующему немецкому слову» [Тургенев 1956: 48].

В своей монографии «Теория и практика художественного перевода» Ю.П. Солодуб определяет данный вид перевода как «сверхфразовое единство, характеризуемое общностью идейно-тематического содержания и эстетического воздействия на читателя — своей основной функцией» [Солодуб 2005: 160]. Такая функция «реализуется на основе эстетизации автором текста изображаемой им действительности с помощью художественных приемов, которые наиболее адекватно подходят для создания желаемого эмоционального эффекта» [Солодуб 2005: 21]. Между тем, художественный текст является полифункциональным, поскольку наряду с эстетической также выполняет коммуникативную и когнитивную функции. В первую очередь, перевод художественного текста является некой интерпретацией, подразумевающей определённые стилистические сдвиги объективного и субъективного характера. Сдвиги стилистического характера демонстрируют тенденции, в которых переводчик раскрывается как творческая личность. Исследователь А.С. Назин отмечает, что «текст перевода содержит своего рода маркеры, основываясь на которых можно сделать вывод о личностных особенностях человека, переводившего текст. У любого переводчика художественного текста существуют свои, «любимые», наиболее частотные для него приемы» [Назин 2007: 113-114].

READ  Дипломная работа на тему "Анализ и оценка маркетинговой деятельности Солигорского районного потребительского общества"

В процессе перевода художественного текста переводчику необходимо учитывать прагматическую задачу перевода, ведь одной из важнейших задач автора — это достижение желаемого коммуникативного эффекта на читателя. Следуя этому правилу, переводчик сможет адекватно воспроизвести коммуникативный эффект оригинала. По этой причине художественный текст можно приравнивать к коммуникативному переводу. Учитывая прагматический аспект перевода художественного текста, художественный перевод мы можем также определить как вид переводческой деятельности, в процессе которого возникает порождение на языке перевода художественного речевого произведения, способного оказать художественно-эстетическое воздействие на рецептора перевода, подобное тому воздействию, которое оказано данным художественным произведением на ИЯ. Проблемой художественного перевода стало столкновение двух культурных систем, которое неизбежно порождает смешивание культурных тенденций. В тематическом и стилистическом отношении в тексте перевода образуется «взаимоперекрывание» двух культур. Это противоречие, так или иначе, отражающееся в каждом переводном тексте, в рамках переводческой коммуникации обозначается термином «межпространственный фактор в переводе» [Попович 1980: 131]. Выравнивать этот фактор — первостепенная задача переводчика. Несмотря на бесконечное количество разного рода смысловых оттенков в каждом слове и каждом языковом элементе, переводчику следует найти подходящий в данном контексте языка перевода смысловой оттенок. Таким образом, все переводческие решения подчиняются одной задаче — перевод должен читаться как оригинал [Savory 1957: 48-49].

.4 Понятие «переводческая трансформация»

В первую очередь, стоит раскрыть смысл, вложенный в понятие «переводческая трансформация». В переводоведении существует большое количество определений термина «трансформация», и это неудивительно, ведь данный аспект является одним из центральных в работе переводчика, а знание теоретических основ — неотъемлемой частью переводческого процесса. Нужно отметить, что специалистам в области теории перевода так и не удалось найти компромисс и выработать общую точку зрения в отношении этого вопроса.

Итак, обратимся к этимологии слова «трансформация». Существительное образовано от латинского transformation, обозначающее преображение, а глагол transformare переводится как преображать, превращать, переводить. А, значит, архисемой термина трансформация являются такие понятия, как преобразование и изменение.

Термин «трансформация» своими корнями восходит к генеративной лингвистике. Там он был представлен как способ порождения вторичных языковых структур, смысл которого состоял в том, чтобы основные структуры преобразовывать в поверхностные. С точки зрения содержания, трансформациями выявлялись соответствия между предложениями с синонимичным содержанием. Трансформацией называлась любая операция, подразумевающая переход от основных к поверхностным структурам. Собственно, саму идею образования вторичных языковых структур на базе первичных и отражает суть перевода.

Л.С. Бархударов данный термин охарактеризовал «как определенного вида языковое, точнее, межъязыковое преобразование или трансформацию текста на одном языке в текст на другом языке» [Бархударов 2005: 6.]. В данном ключе термин определён относительно и, скорее, не как процесс перевода в его конечный результат.

Такой вывод даёт нам возможность представить термин как категорию, в которой сравниваются два объекта. Сравнительный метод как один из способов логического познания реальной действительности вполне применим для рассмотрения состояний конкретного объекта во всех временных периодах его существования — то есть эволюции объекта.

Например, мы можем пронаблюдать процесс изменения состояния старинного дворца до реставрационных работ и после или дореволюционного общества и общества в послереволюционное время. Но при этом безусловно важно не сравнивать объекты между собой, ведь дворец после реставрации в некоторой степени утратит свою историческую самобытность — образ дворца не воплотить в первозданном виде, а дореволюционное общество не сохранить после революции, а обратить внимание на существующие знания, зафиксированные в понятиях и категориях в определённой знаковой норме. Хотя при сравнении одновременно двух объектов, например, текста оригинала и текста перевода, возникает ощущение, что мы осуществляем сравнение непосредственно самих объектов [Гарбовский, 2004: 361].

Некое сходство в трактовке термина «трансформация» преобладает и у А.Д. Швейцера. В своём определении он отмечает его метафоричность в теории перевода. Вот, как пояснил это Швейцер: «На самом деле речь идет об отношении между исходным и конечным языковыми выражениями, о замене в процессе перевода одной формы выражения другой, замене, которую мы образно называем превращением или трансформацией. Таким образом, описываемые ниже операции (переводческие трансформации) являются по существу межъязыковыми операциями «перевыражения» смысла».

Другими словами, Швейцер также характеризует понятие трансформации как связь между исходным речевым произведением и текстом его перевода, кроме того, как меъязыковые операции и как процесс замены одних форм выражения другими [Швейцер 2009: 118].

В свою очередь В.Н. Комиссаров называет межъязыковыми трансформациями такие преобразования, при помощи которых в определённом смысле и осуществляется переход от единиц оригинала к единицам перевода.

С его точки зрения, такие преобразования носят чисто формально-семантический характер, при этом видоизменяя и форму и значение единиц исходного текста. То есть, Комиссаров под понятием переводческие трансформации понимает методы перевода, которые используются переводчиком в процессе перевода различных оригинальных текстов лишь в случае, когда найти словарное соответствие не представляется возможным или условия контекста требуют конкретных правил. (Комиссаров 1990: 172)

Из вышесказанного можно сделать вывод, что понятие «переводческая трансформация» рассматривается с совершенно разных переводческих позиций, что представляет его как одно из самых значимых понятий в теории перевода.

1.5 Причины использования переводческих трансформаций

Несмотря на то, что в процессе перевода человек прибегает к использованию трансформаций на интуитивном уровне, не отдавая себе отчёт в том, что и с какой целью он преобразовал, все переводческие трансформации мотивированы. На причины и мотивы использования трансформаций у каждого лингвиста свой взгляд. Например, языковед и автор учебника военного перевода Г.М. Стрелковский убеждён, что «переводчик воспринимает исходящую от отправителя информацию в виде конкретных произведений речи. Именно в этих речевых произведениях и реализуется коммуникативное намерение. Следовательно, переводчику необходимо так преобразовать речевое произведение одного языка в речевое произведение другого, чтобы передать коммуникативное намерение отправителя. Важным требованием

Дипломная работа на тему «Разработка источников питания»

Силовая электроника является постоянно развивающейся и перспективной областью электротехники. Достижения современной силовой электроники оказывают большое влияние на темпы технического прогресса

Открыть / Скачать